Гуманная Педагогика

Что значит «быть гуманитарием»

1800 gotovimsy k ege«Я люблю читать – следовательно, я гуманитарий и стану филологом». Вам знаком такой подход? Уверена, что да. К сожалению, это поверхностное мнение, и оно обычно приводит к неверному выбору профессии.

На самом деле гуманитарий — не тот, кто любит читать хорошие книжки. Любить читать должен каждый нормальный человек, обладающий воображением. Великий физик Альберт Эйнштейн восхищался Достоевским. Генеральный конструктор космических кораблей Сергей Павлович Королев регулярно перечитывал «Войну и мир» и знал наизусть многие стихи Есенина. Но это не сделало их гуманитариями.

Бывает и хуже: последние годы «гуманитариями» корректно называют тех, кто, отсидев 10 лет в школе, не может посчитать площадь квадрата и не помнит таблицу умножения. Как правило, это обычные лентяи. Но слово «лентяй» обидное, а «гуманитарий» – нет.

Конечно, гуманитарные науки отличаются от точных. Но совсем не так, как кажется многим. Дело в том, что естественные (точные) науки стремятся к построению объективной картины мира. Гуманитарные же имеют дело с человеческим сознанием. А оно, во-первых, всегда нелинейно, во-вторых, тяжело поддается формализации, а в-третьих, очень субъективно. Психологи говорят, что у любого явления есть как минимум семь объяснений, а в любой ситуации – семь способов действия. Поэтому главная задача гуманитария – увидеть многозначность и сложность явлений, их принципиальную незамкнутость.

Например, литературный текст для гуманитария – это способ познания мира. Мы можем познавать себя с помощью текста. Можем анализировать взаимоотношения героев. Можем рассматривать, как и из чего текст сделан. Изучать, каким образом человек (в данном случае автор) составляет модель, которая начинает жить собственной жизнью. Если человеку интересно смотреть на эту многозначность и вертеть ее, как калейдоскоп, – он гуманитарий. Если хочется просто восхищаться – он хороший человек. Но это не имеет отношения к гуманитарным профессиям.

Вы думаете, филологи – это те, кто любит литературу? О нет! Филологи литературу изучают и препарируют. Они уже не могут любить книги наивной трепетной любовью. А тот, кто остается в таком первозданном состоянии, обычно не особо котируется как специалист.

«Гуманитариями» иногда называют себя и люди искусства – те, кто идет во ВГИК, Щепкинское или Суриковское училища. Увы, искусство и гуманитарные дисциплины – это разные вещи. Искусство апеллирует к чувствам, а гуманитарные науки – к разуму. Да, в Средневековой Европе гуманитарные науки назывались свободными искусствами (кстати, в их число входила и арифметика), но со времен Средневековья много воды утекло.

Тому, кто хочет поступить в творческий вуз, нужно учиться думать и анализировать. И в этом может помочь изучение литературы. Опыт людей, лишь вступающих во взрослую жизнь, обычно достаточно ограничен. А литература дает множество моделей восприятия массы душевных оттенков и жизненных коллизий. Так что если человек в 16-17 лет не прочитал определенного количества текстов и не пропустил их через себя, значит почти наверняка работа его души не налажена.

Формально для поступления в большинство творческих вузов хватает 55-60 баллов по литературе. Но на самом деле, чтобы стать артистом, режиссером, музыкантом, художником, мало «изучить» программные произведения по кратким пересказам. Их надо пропустить и через сердце, и через разум.
Так что быть гуманитарием непросто. Гуманитариями не рождаются – этому надо учиться.